Первая часть для тех кто не читал:   "Корпорация воспитанные жены"

Корпорация «Воспитанные жёны» (часть вторая – рассказ жены)

Звонок телефона раздался внезапно: я не ждала мужа так рано с работы. Может быть,
подруга…
- Госпожа Геллер? Говорит лейтенант Остин. Ваш муж тяжело ранен. Он в медицинском
центре, на пересечении Парковой и Бульварной улиц. Прислать за Вами машину?
- Нет, не надо. Я сейчас приеду сама. А что с ним? Он серьёзно ранен?!..
Но в трубке уже раздались короткие гудки…
Боже! Серж! Мой единственный, мой любимый муж! Я лихорадочно искала ключи от
Шевроле. Наверное, как обычно, оставила ключи в замке зажигания…

Спустившись вниз, я увидела, что ключи действительно в машине. Но она почему-то не
заводилась… Рассуждать было некогда. Я выбежала на проезжую часть и поймала такси.
- На угол Парковой и Бульварной! - крикнула я на ходу водителю, который кивнул и
немедленно развернул машину. – Только, пожалуйста, побыстрее!
- Как скажете, - ответил водитель, и это было последнее, что я слышала…

…Очнулась я оттого, что кто-то несильно похлопывал меня по щеке:
- Просыпайтесь, госпожа Геллер, с Вашим мужем всё в порядке. Он жив, здоров и полон
сил, - открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной мужчину средних лет в дорогом
чёрном пиджаке. Его одеяние резко контрастировало с окружающей обстановкой: белый
кафель, металлические медицинские боксы, какие-то инструменты…
Немного пощипывало в затылке.

- Где я? Где Серж? Кто Вы?
- Слишком много вопросов сразу, - улыбнулся мужчина, - всему своё время. Сейчас Вам
следует немного отдохнуть. Вы перенесли стресс, и Вам был сделан небольшой надрез
кожи на затылке. Это совершенно невинная царапина, и она скоро затянется. Когда
Вы окажетесь дома, то будете показывать крохотный шрам, как послеоперационный, и
рассказывать, что удалили мешавшую Вам родинку, - мужчина усмехнулся, видя мой
взгляд, полный негодования и гнева, - Не стоит так сердиться, госпожа Геллер. Давайте
познакомимся. Меня зовут господин Шерин, или просто Мастер, - на пальце его сверкнул
необычный перстень – какой-то странный знак, похожий на Инь-Янь, обвитый змеёй.

- Зачем меня привезли сюда? Что всё это значит?! – почти вскричала я, хотя мне это не
свойственно, обычно я человек сдержанный и абсолютно не скандальный.
- Дорогая Милена, Вы всё узнаете. Даю Вам слово. А сейчас я удаляюсь – и с Вами
будет общаться одна из моих помощниц, - с этими словами он протянул мне полумаску
с вуалью, скрывающую пол-лица, - Наденьте маску. Это необходимая мера. Ведь моя
помощница может оказаться Вашей хорошей знакомой, - он снова улыбнулся, - Не стоит
афишировать своё пребывание здесь, поверьте.

Человек, называющий себя Мастером, удалился. Я сидела, подавленная и возмущённая
одновременно, пока не услышала лёгкие шаги за дверью. Руки сами потянулись к лицу, я
быстро надела маску.
В операционную (так я про себя окрестила это помещение) вошла… абсолютно
обнажённая женщина в такой же маске, как у меня. Вернее, на ней были только чёрные
туфли на высоких каблуках, кожаный пояс с длинными концами, маска с вуалью и такой
же перстень, как у Мастера. Больше ничего – никаких украшений, никакой одежды.

Красивые длинные локоны эффектно разлетались при ходьбе. Грудь слегка подрагивала,
и я невольно залюбовалась красотой её тела. Вообще у меня неплохая фигура, но я была

вынуждена признать, что у вошедшей дамы она была несколько… роскошней, что ли.
- Добрый день! – приятным низким голосом произнесла женщина, - моё имя – Элла. Если
не хотите, можете не называть своё имя. Или назваться другим, чужим именем.
Я была смущена. Как поступить? Милли – так ласково называл меня супруг. Это
уменьшительное и от «Милена», и от «Эмилия»…
- Милли, - представилась я, - объясните мне, что происходит, Элла?

Девушка подошла почти вплотную ко мне и встала рядом, положив руку мне на колено:
- Вы пробудете здесь некоторое время, Милли, - сказала она, - так велел Мастер. Его слово
– закон. Я буду помогать Вам понять, что здесь происходит. Всё покажу, всё расскажу,
возможно, научу чему-то… Ничего плохого здесь с Вами не случится, уверяю Вас. Мне
хотелось бы завоевать Ваше доверие и расположение.
С этими словами она протянула мне руку, приглашая пройти за собой.

Мне, честно говоря, хотелось лишь одного – поскорей убраться из этого странного места
и очутиться дома, с Сержем. Но я понимала, что без хитрости у меня ничего не получится.
Если эти люди смогли так легко похитить меня, усыпить, привезти сюда и даже сделать
надрез у меня на шее, то я, возможно, в руках какой-то мафии, от которой уйти не так-то
просто… Моя мама учила меня всегда, в любых ситуациях сохранять хладнокровие и не
пытаться решить всё скандалом, криком, визгами. Этим ничего не добьёшься, а ухудшить
своё положение можно легко. Я решила присмотреться и действовать осторожно.

Мы прошли по тёмным коридору, выстеленному мягким зелёным ковром, и очутились в
небольшом будуаре. Здесь было всё примерно как у меня дома: по последней моде – и в
то же время очень уютно. Моя спутница предложила мне выпить кофе. Я согласилась – не
отравить же меня здесь собрались – это было бы слишком нерационально. Элла хлопнула
в ладоши – и откуда-то из-за портьеры появилась ещё одна девушка, точно в таком же
наряде, как у Эллы – маска, туфли, пояс, перстень. В руках она держала поднос с двумя
чашечками кофе. Поставив поднос на столик между нами и поклонившись, девушка молча
удалилась.

- Что же здесь всё-таки происходит, Элла? – спросила я как можно более спокойным
тоном, отхлебнув любимый напиток моего мужа. Кстати, кофе был бесспорно вкуснее,
чем тот, что я варила ему дома.
- Это всего лишь место для небольшого, но познавательного отдыха, - отвечала Элла, -
В нашей быстротекущей жизни нам порой некогда остановиться и задуматься о том, что
наши близкие, возможно, испытывают настоящую муку оттого, что любят нас безответно.
- Ну, ко мне это не относится, - возразила я, - Мой муж не может пожаловаться, что я не
люблю его.
- Как сказать, как сказать, - задумчиво произнесла Элла – и в это время я почувствовала,
что мы не одни в комнате.

Я обернулась на звук и быстро отвернулась: буквально в двух метрах от нас, за
тончайшей, ничего не скрывающей завесой на маленьком канапе восседал очень красивый
обнажённый молодой человек, обнимающий такую же прелестную девушку, сидящую
у него на коленях. Влюблённые слились в страстном поцелуе и, казалось, совершенно
не замечали нас с Эллой. Несмотря на то, что я отвернулась, тело моё почему-то
откликнулось на это внезапное видение – я почувствовала странное, не свойственное мне,
возбуждение.

Элла же совершенно не была смущена этой картиной. Напротив, она продолжала
нашу «светскую» беседу, не отрывая глаз от сладострастной парочки:

- Не думаю, Милли, что Вы по-настоящему любите мужа.
Я смутилась, но не сбилась с темы разговора:
- Что Вы хотите этим сказать?
Она улыбнулась:
- Не сердитесь, Милли. Вы любите своего мужа, по-своему. Но не можете сделать его
счастливым…
- В смысле? Вы считаете, что я должна стать такой же развратной, как эти двое - те, что,
не стесняясь посторонних людей, покрывают поцелуями тела друг друга?
Кстати, в это время парень ласкал языком свою подругу между ног. Та, широко раздвинув
длинные крепкие ножки, прикрыла глаза и сладко постанывала.

- Милли, это совсем не разврат, как Вы считаете. Это – доставление максимального
удовольствия тому, кого действительно любишь. Поверьте, когда-то и я считала так же,
как Вы сейчас. И теперь очень жалею, что потратила впустую много дней своей жизни
без истинного блаженства, которое могла бы доставить своему любимому и получить от
него…

Наш разговор затянулся. Я была сердита. Мой план (найти возможность для побега
отсюда) разваливался на глазах. Элла вроде не собиралась покидать меня. А сладкая
парочка на канапе совершенно сбивала меня с толку.

Словно угадав мои мысли, Элла сказала:
- Ну, что ж. Пожалуй, для первого дня достаточно, Милли. Вам пора на покой. Пойдёмте,
я провожу Вас.
Она встала и направилась к одной из портьер, за которой оказалась дверь в прелестную
маленькую спальню, граничащую с ванной. Я проследовала за ней.
- Располагайтесь, Милли. Приятного Вам отдыха. Продолжим в следующий раз.
Элла вышла, бесшумно прикрыв за собой дверь.

Я лихорадочно соображала. Как бежать? Сейчас ночь, и, даже если мне удастся выбраться
отсюда, я могу попасть в неприятную ситуацию, находясь неизвестно где…
Решив присмотреться внимательнее к расположению комнат с утра, я приняла душ,
переоделась в прелестный полупрозрачный пеньюар, снова надела на всякий случай маску
– и прилегла.
Мысленно я всё время возвращалась к нашему с Эллой разговору. Но больше всего мне
почему-то вспоминалось, как ласкал молодой мужчина ту девушку, в будуаре.

Перед глазами стояли картины их взаимных ласк. Я представила, что мой Серж так же
ласкает меня языком там, куда ему не было доступа, и рука моя невольно потянулась к
лобку. Я поглаживала себя, раздвигала губы влагалища, щекотала пальцами клитор и
ощущала необыкновенное возбуждение, прямо вожделение!
Это было так ново, так заманчиво… и стыдно одновременно.
Не помню, как я заснула.

Утром я проснулась от тихих шагов очередной голой дамы в маске, принесшей мне кофе и
круассан.
- Доброе утро, госпожа. Вас ждут в большой гостиной.
Я наскоро перекусила, оделась и отправилась вслед за обнажённой девушкой по длинному
коридору. В одном месте было очень удобно улизнуть – и я воспользовалась случаем. Я
дёргала за ручки всех дверей, что попадались по пути, но везде было заперто. Наконец
одна дверь поддалась – и я нос к носу оказалась перед Мастером.

- Милена, - обратился ко мне Мастер, - здравствуйте. Вы напрасно пытаетесь найти
выход отсюда. Это неблагоразумно. Когда настанет срок – Вы будете доставлены домой в
целости и сохранности. Однако при повторении сегодняшнего эксперимента с попыткой
побега может произойти неприятность. Не с Вами. С Вашим супругом. Мы просто
отрежем ему мочку уха. И привезём её сюда. Если Вы заметили, мы никогда не шутим.

Я стояла как громом поражённая. Моему Сержу нанесут вред? За что!!? Он-то тут
причём?! Однако угроза подействовала. Я решила ни в коем случае не проверять верность
слов Мастера.
- И долго я здесь пробуду? И с какой целью, позвольте узнать?
Мастер улыбнулся.
- Вот и хорошо. Я рад, что Вы не устраиваете сцен. Так нам будет легче общаться, - он
жестом пригласил меня присесть, - Дело в том, что Ваш супруг очень недоволен Вашей
холодностью в постели.

Я зарделась. Незнакомый мужчина обсуждает мою интимную жизнь. Причём,
чувствовалось, что ему это не впервой. Он говорил, а я почти не прислушивалась к его
словам. Главное, что стучало у меня в висках: я здесь, потому что Серж это позволил!
Потому что он обратился к этим людям! Какая жестокость! Какой кошмар!.. На глаза
наворачивались слёзы. Мастер между тем произнёс:
- Дорогая, Вы пробудете здесь ровно три недели. За это время мы постараемся привить
Вам не просто любовь к сексу, но и научить Вас доставлять своему мужу максимальное
удовольствие.

Я сидела, потупившись, ни жива и не мертва. А Мастер продолжал:
- Когда Ваш муж наденет вот такое кольцо, - он показал на свой перстень, - Вы должны
вспомнить всё, чему научились у нас. И вести себя подобающим образом. Я уверен, что
Вам для этого не понадобится никакое запугивание. Только любовь к мужу и сознание
того, что он будет счастлив, если Вы будете разнообразить свою сексуальную жизнь. Вы
умная женщина, Милена. Я очень надеюсь на Вас. И от души желаю Вам удачи.

Он хлопнул в ладоши – и тотчас же в дверях появилась девушка, которая приносила мне
кофе в постель.
- Лили, проводи нашу гостью в учебную комнату.
Я покорно отправилась за Лили.
Конечно, разговор с Мастером был не из приятных. Но, с другой стороны, он был в чём-
то прав. Я вчера убедилась, как чудесно чувствовала себя девушка в объятиях юноши. И
потом, когда ласкала себя перед сном… Это на самом деле может быть гораздо лучше,
чем просто супружеские объятия и секс в миссионерской позе. Стыдно, конечно. Но… А
вдруг моему супругу именно это и надо? И он не будет думать обо мне плохо, не будет
считать меня падшей женщиной, если я позволю ему чуть больше, чем раньше?

С этими мыслями я переступила порог уже знакомого будуара – и мне навстречу
поднялась из кресла новая женщина всё в том же наряде – туфли на шпильках, пояс и
полумаска. И конечно, перстень причудливой формы.
Это была не Элла. Сколько же их тут? – подумалось мне. Тогда я была ещё наивной и
верила, что все девушки в этом удивительном замке – всего лишь рабыни для сексуальных
услуг. Ничего подобного! Теперь, когда я узнала всё, я с удовольствием приезжаю один
раз в месяц (каждый третий четверг) – и провожу здесь некоторое время, помогая таким,
как я, привыкнуть, раскрепоститься и чему-то научиться в корпорации «Воспитанные
жёны». А тогда… (Продолжение следует)