Цыплёнок

Если бы Катю спросили, зачем она это делает, она не сразу нашлась бы, что ответить. Она
изменяла мужу с соседским парнишкой, милым и ласковым. Он был на 6 лет моложе неё
и в свои 18 лет казался ей совсем ребёнком. И так смотрел на неё… с обожанием.
В общем, Катерина сдалась и стала бегать к нему время от времени, пробегая через двор в
соседний дом – и получала там массу нежности, компенсируя этим скудные ласки мужа,
не отличавшегося особой любвеобильностью и словоохотливостью в постели.

А Костик влюбился в Катю со всей юношеской горячностью и ценил её отношение к себе,
как самое драгоценное в жизни. Она научила его целоваться взасос, она показала ему
все премудрости женского организма, она впервые в жизни сделала ему минет. И первое
время он просто с ума сходил по ней, упрашивая её уйти от мужа и жить с ним.
Но время шло – и постепенно Костя стал понимать, что Катя – это просто Катя. Классная
женщина. Но в жёны ему не годится. Да и жениться ему ещё рано…

Но он и не предполагал, что наступит момент, когда он Катерину… проиграет в карты!
И вышло как-то по-глупому… Он сам не понял, как сдружился со здоровенным взрослым
парнем Вованом. Просто пили пиво в одной компании, Костик там трепанулся про
Катю. А Вован с ним разговаривал, как с ровней, слушал внимательно его россказни, сам
рассказывал много интересного… Ну, в общем, оказался у Костика дома. И предложил
сыграть в картишки.

Стоит ли говорить, что Костик проигрался вчистую: Вован выиграл у него кучу ценных
вещей, за которые Костику от родителей, бывших в загранкомандировке, влетело бы по
первое число. И когда отчаяние Кости дошло до высшей точки, Вован предложил ему
сыграть на Катю, пообещав при этом простить Костику весь долг.
Так Костик совершил своё первое крупное предательство в жизни. Конечно же, он
проиграл. И Вован рассказал ему, как сделать для Кати это «мероприятие» лёгким и
естественным.

…Катерина вошла и с порога бросилась обнимать Костика. Она не знала, что на кухне
сидит Вован, и поэтому щебетала о том, как удачно всё складывается сегодня, что муж
в поездке, что она купила классное винцо и что ужасно соскучилась. Пройдя на кухню и
увидев Вована, она остолбенела. Но Костик моментально нашёлся:
- Катенька, это мой друг. Вова. Он скоро уходит. Пусть посидит с нами немного?
- Очень приятно, - ответила Катя таким тоном, что было ясно: ничего приятного в
присутствии постороннего человека на их с Костей свидании она не находит.

Дальше всё пошло ровно по сценарию Вована: они выпили, Катюша расслабилась – и
пошла в Костиком в спальню. Они начали страстно целоваться, стоя у кровати, и Катюшу
даже немного возбуждала мысль о том, что на кухне сидит чужой человек…
Костик нежно обнимал подругу, осторожно раздевая её. Ей так нравилось это постепенное
раздевание, которого избегал её супруг, она глубоко вздыхала и постанывала от
удовольствия, когда Костик, оголив её грудь, покусывал и облизывал её соски… Короче,
она не сразу заметила, что Вован появился в спальне.

Костик закрыл ей рот поцелуем:
- Да пусть посмотрит!..
Катерина уже была достаточно возбуждена и пьяна, чтобы не возражать. Тем более, что
фигурка у неё была отменная, какую не стыдно показать никому. Она ещё крепче обняла
Костика – и вдруг почувствовала, как рука Вована погладила её по ноге, поднимаясь

выше, под юбку. В голове завертелись мысли о скандале, но она их быстро потушила,
ведь она и сама была грешницей, изменяющей мужу… Падать, так уж на дно!..

Между тем Вован, присевший сзади на корточки, ловко стянул с неё колготки. Она
переступила босыми ногами, помогая снять их. За колготками пришла очередь трусиков.
Катя не хотела, чтобы чужой дядька снимал с неё трусы. Но Вован пробасил:
- Расслабься, цыплёнок, всё будет окей.
С этими словами он стащил с неё трусики и прильнул губами к ножками под коленками.
Затем язык его начал пробираться всё выше и выше – и вскоре он задрал Катюшину юбку
и провёл языком между ягодицами.

Ощущение было таким новым и непривычным, что Катя растерялась. А Вован уверенным
движением нагнул Катю к кровати – и снова приник языком к Катиной дырочке, пошире
раздвинув ягодицы руками.
Это ужасно возбудило и Костика. Он быстро скинул брюки и уселся на кровати перед
самым Катиным лицом. Девушка млела от наслаждения и с готовностью приняла в рот
разбухший член Костика. Она облизывала головку, смачно нанизывалась до самого горла,
водила по уздечке языком и урчала, как зверь.

Между тем Вован поднялся с корточек, неспешно разделся и, шлёпнув Катю по ягодицам,
буквально закинул её на кровать. Костик переместился к подушке, чтобы Катюше удобнее
было делать ему минет. Теперь Катя чувствовала себя развратной куклой, которую
вертели, не спрашивая, куда и как захотят.

Вован, поставивший Катю на кровати в позу «раком», стал водить своей огромной
головкой члена между её половых губ. Катя буквально насаживалась на его член, её
охватило какое-то безумное желание, она вся истекала соком. Костик, зная, как она
любит, чтобы ласкали её соски, начал пощипывать и покручивать их.

Наконец Вован вогнал своего жеребца в Катюшино лоно. Она задрала голову и громко
застонала, глядя прямо в глаза Костику. Было видно, что она испытывает ни с чем не
сравнимое удовольствие. Член Вована ходил в ней, как поршень, размеренно и сильно.
Она закатила глаза.

Внезапно Вован остановился, вынул член и придавил ладонью Катю к кровати. Девушка
распласталась перед ним, уткнувшись носом в подушку прямо перед торчащим членом
Костика. Вован раздвинул ей ягодицы, плюнул себе на ладонь и провёл пальцами по
анальной дырочке Кати. Затем он крикнул:
- Костик, держи руки! – и быстрым движением вогнал свой член в попку девушки.
Сказать, что Катюша закричала – это ничего не сказать. Ей показалось, что в попу вогнали
раскалённый прут! Она дёрнулась всем телом. Но на неё уже навалился Вован, зажав ей
рот и шепча:
- Спокойно, цыплёнок, я уже там. Расслабься – и тебе будет хорошо. Расслабь попку,
цыпа.

Катя старалась. Изо всех сил старалась расслабиться. Но ничего не получалось. Тогда
Вован буквально надел её рот на член Костика и произнёс:
- Пососи. Успокойся, цыплёнок.
По лицу Кати катились слёзы. Она начала сосать член Костика – и вдруг почувствовала,
что резкая боль в попе уходит…
Вован ждал, не двигаясь, пока Катя привыкнет к новому положению, затем начал слегка
водить членом внутри анальной дырочки Кати.

Она уже поняла, что этого не избежать, что придётся выдержать анальный акт до конца.
И постаралась максимально расслабиться, вспоминая, как хорошо ей было вначале.
Ритм движений Вована нарастал. И вдруг Катя ощутила странную волну возбуждения
внутри себя. Это было не похоже на обычное возбуждение. Это было что-то иное, но
гораздо сильнее. Пальцы Вована проникли под живот девушки, опустились к клитору,
зажали его – и принялись грубо теребить. Она задыхалась. Неожиданно для себя она стала
подмахивать ему. Про минет Костику она уже не думала, вся сосредоточившись на новых
странных ощущениях.

В голове у неё пронеслась мысль: «Как животное!..» - хотя ничего похожего в животном
мире она не видела. Но когда она почувствовала, что сейчас просто кончит, что это не
зависит от её желания – то завыла, именно как животное! Она не чувствовала, как кончил
Вован, она только ощущала свои конвульсии, отдающиеся в его пальцы, всё ещё крепко
сжимавшие её клитор.

- Ну, всё, Костик! Теперь эта задница – твоя! – Вован вынул член из попки девушки и
звонко шлёпнул её по ягодичке, - Меняемся!
Обессиленная Катюша свалилась на бок, безучастная ко всему.
Костик послушно поменялся местами с Вованом, пристроившись сзади и приобняв
любимую.
«Неужели опять будет так же больно!..» - пронеслась мысль в Катиной голове. Однако
лёжа на боку это оказалось совсем не так ужасно, как с Вованом. Тем более что член у
Костика был не такой огромный, да и манипуляции с сосками девушки Костик не забывал.

- Потяни, потяни её за цыцки, - приговаривал Вован, водя головкой члена по губам Кати.
Катюша послушно облизывала член Вована, не испытывая ни малейшего отвращения.
А Вован помогал Костику: он показал, как приподнять ножку девушки, чтобы свободно
ласкать её клитор… В конце концов Катерине удалось снова возбудиться - и как награду
за долготерпение – получить завершение акта с Костиком в киску. В этот раз она кончала
так, как никогда ещё не кончала!.. И, глядя на вновь разбухающий член Вована, понимала:
впереди ещё сношение сразу в киску и в попку одновременно…